Паведамленне пра памылку

Внутренняя политика: снижение требований населения к государству при сохранении запроса на реформы

Красавік 22, 2016 17:34

Основные тенденции во внутренней политике в 2015 году:

- низкая протестная активность населения при относительно высоком уровне поддержки главы государства;

- сокращение мобилизационных возможностей, как властей, так и оппозиции в избирательных кампаниях вследствие того, что президентские выборы все меньше рассматриваются в качестве реального механизма изменения политической ситуации в стране;

- отказ оппозиции, даже на уровне деклараций, от целей смены действующего руководства страны в ходе президентской избирательной кампании;

- кризис концепции смены власти в результате массовых акций протеста в день выборов;

- снижение влияния традиционных оппозиционных партий на протестный электорат и устранение «титульной» оппозиции от участия в президентской кампании;

Для белорусского общества, в том числе, значительной части госаппарата, становится очевидным исчерпание ресурса белорусской социально-экономической модели и необходимость ее преобразования. 

Однако президент А. Лукашенко по-прежнему рассматривает в качестве основного фактора повышения эффективности существующей социально-экономической модели кадровую политику, оптимизацию механизмов управления.

В год выборов перед антикризисным «правительством банкиров» под руководством А. Кобякова президентом А. Лукашенко была поставлена задача по удержанию под контролем социально-экономической ситуации и стабильности на валютно-финансовом рынке, с которой кабинет министров и Нацбанк довольно успешно справились.

Несмотря на общественный запрос на изменение государством социально-экономической политики, значительная часть населения не поддерживает структурные изменения в экономике и выступает за реанимацию действующей «белорусской модели развития» в ходе ликвидации последствий экономического кризиса.  

Ни президент А. Лукашенко, ни правительство не представили целостного видения развития страны на ближайшую пятилетку как до, так после избирательной кампании. Кроме того, глава государства утвердил новый состав правительства лишь через полтора месяца после инаугурации, что было связано с отсутствием окончательного решения о направлениях развития страны в ближайшую пятилетку и необходимостью привлечения внешнего финансирования.

Накануне избирательной кампании глава государства эксплуатировал образ сильного лидера, который полностью контролирует ситуацию в стране и является единственным гарантом  политической стабильности. При этом президент А. Лукашенко позаимствовал у оппозиции лозунг своей избирательной кампании– «За будущее независимой Беларуси». Глава государства во время избирательной кампании избегал популистской риторики и предвыборных обещаний.

А. Лукашенко уклонился от прямого участия в агитационной кампании, что было вызвано отсутствием приемлемых для населения планов по выводу белорусской модели развития из системного кризиса. Элементы либеральной риторики, включенные в программу А. Лукашенко, были дезавуированы главой государства после переизбрания. Так, уже в инаугурационной речи глава государства подтвердил верность консервативному курсу по сохранению существующей социально-экономической модели, интеграции с Россией и нормализации отношений с ЕС, сбалансированному отношению к событиям в Украине и консервации политического режима.

В условиях отсутствия реальных возможностей повлиять на смену власти в стране оппозиционные структуры продемонстрировали низкий потенциал политической консолидации и неготовность к совместным действиям. Власти, в свою очередь, воздержались от масштабных репрессий в отношении оппозиции как во время избирательной кампании, так и по ее окончанию.

Затянувшийся конфликт в Украине и нарастание экономического кризиса являлись теми факторами, которые оказывали основное влияние на ход президентской кампании. Кроме того, выборы зафиксировали усиление в обществе апатии, которая фактически нарастает с каждой электоральной кампанией. Президентские выборы, как никогда ранее, рассматривались всеми участниками кампании – властями, оппозицией и населением – в качестве формального ритуального мероприятия, результаты которого предопределены заранее.

В 2015 году отмечено очевидное снижение мобилизационных возможностей традиционных оппозиционных партий даже в период экономического кризиса и снижения уровня жизни населения. Так, на президентских выборах не были заявлены представители «титульной» оппозиции. Выдвижение «единого кандидата» от оппозиции, о котором пытались договориться семь ведущих политических партий и движений, также не произошло. Большинство партий использовали различные тактики бойкота / игнорирования электоральной кампании.

Традиционным партиям не удалось собрать необходимое количество подписей для выдвижения своих представителей, что свидетельствует о серьезном кризисе декларируемого ими видения развития страны и концепции смены власти в результате массовых акций протеста.  В свою очередь, единственному кандидату от оппозиции Т. Короткевич удалось эффективно использовать потенциал кампании «Народный референдум» и собрать протестное голосование. Вероятно, что на фоне затянувшегося кризиса в Украине предлагаемая Т. Короткевич концепция «мирных перемен» приобрела сторонников не только среди традиционно оппозиционного электората, но и новых для оппозиции групп населения. Несмотря на невысокие официальные цифры голосования избирателей за Т. Короткевич на президентских выборах – 4,4%, опрос института Гэллапа свидетельствует о более высоком уровне поддержки единственного оппозиционного кандидата – 19%.

Выборы завершились немногочисленной акцией протеста без репрессивных действий со стороны властей и массовой эмиграции оппозиционных активистов. Лишь около 200 человек прошествовали в день выборов к площади Независимости, по тому же маршруту, которым двигались участники протестной акции 2010 года.

На протяжении года власти последовательно повышали для оппозиции цену организации уличных акций, включая репрессии, штрафы, оплату услуг милиции и городских служб, сроков выдачи разрешений и т.д. Это позволило им добиться минимизации контролируемой уличной активности. Так, традиционные акции оппозиции («Чернобыльский шлях» и «День воли»), как и послевыборная протестная активность собрали рекордно малое количество участников.

Обозреватели также отмечают снижение эффективности механизма мобилизации властями избирателей с каждым электоральным циклом. Так, согласно данным независимых аналитиков НИСЭПИ, уровень поддержки президента А. Лукашенко накануне даты выборов был выше, чем зафиксированные опросом института Гэллапа результаты голосования – 51%. Официальные данные белорусского ЦИК зафиксировали более высокий уровень поддержки главы государства – 83,5% с рекордными цифрами досрочного голосования – 36%. Впрочем, декабрьский опрос НИСЭПИ коррелирует с данными Гэллапа: Лукашенко – 50,8%, Короткевич – 22,3%.

Падобныя артыкулы

Бывшие госслужащие как новый фактор роста численности безработных
Кастрычнік 02, 2017 12:23

По данным Белстата, в августе на чистой основе было уволено 7,6 тыс. человек, в том числе 4,8 тыс. госслужащих. Увольнения госслужащих связаны с принятым решением об оптимизации органов госуправления, в различных госорганах от 10 до 30% сотрудников будут сокращены, часть действующих сотрудников сохранит свои рабочие места, однако лишатся статуса госслужащего. Ожидается снижение числа вакансий на рынке труда, рост зарплат в органах госуправления в связи с проведением оптимизации, общий фонд зарплаты для сохранивших свое место сотрудников будет увеличен, часть бывших работников госорганов получат работу в подведомственных организациях. Полностью оптимизация госорганов будет завершена к 1 января 2018 года, часть бывших госслужащих пополнит ряды безработных.