Лукашенко «временно» отказывает в доверии руководству КГБ

Статус катэгорыі:
Красавік 22, 2016 16:10

Отстранение от исполнения обязанностей руководителя КГБ Зайцева в связи с проведением внутреннего расследования может завершиться, как большой «чисткой» Комитета, так и штучными отставками и ротациями. Не вызывает сомнений лишь тот факт, что очередная скандальная ситуация, в которую оказываются вовлечены основные силовые структуры, временно ослабляет устойчивость государственной власти в Беларуси.

9 ноября решением президента «временно» лишился должности председатель Комитета государственной безопасности Зайцев. Исполнять его обязанности поручено государственному секретарю Совета безопасности Мальцеву. Такими неожиданными итогами завершилось совещание по вопросам деятельности системы обеспечения национальной безопасности.

Похоже, что совещание носило экстренный характер. На это указывают и внезапное снятие Зайцева, и назначение на его место Мальцева, продолжающего работать госсекретарем Совбеза, и тот факт, что о смене руководства Комитета и сообщил не сам президент Лукашенко, а Мальцев.

Вся эта история даже по белорусским меркам выглядит довольно странно. Начиная от мотива смещения главы КГБ – «самоубийства» начальника Минского межрайотдела УКГБ по Минску и Минской области Александра Казака. Подобных последствий не вызвал даже теракт в метро, хотя предшественник Зайцева лишился должности после менее резонансного взрыва на День Независимости в 2008 году.

По официальной трактовке, Зайцева отстраняют, как минимум, на время расследования обстоятельств гибели Казака, которое будут проводить Генпрокуратура и Следственный комитет, чтобы обеспечить полную его объективность. Причина вполне весомая, достаточно вспомнить историю следователя Генпрокуратуры Бойковой, попытка которой привлечь к уголовной ответственности комитетчиков, завершилась заключением в тюрьму самой Бойковой по делу, возбужденному КГБ.

Официальные комментарии не затронули двух важных моментов. Первый – со времени «самоубийства» (10 октября) до объявления начала официального расследования прошел почти месяц, второй – исполнять обязанности отстраненного Зайцева будет человек «со стороны», а не кто-либо из его замов, как это принято. Напрашивается вывод, что само ведомство в подобном расследовании не было заинтересовано, и инициировать его пришлось с самого «верха». Причем речь явно идет не столько о смерти Казака, как таковой, сколько об упомянутых Мальцевым ряде «других вопросов, которые требуют тщательного расследования». Вероятно, эти «вопросы» могут касаться и других руководителей Комитета, коль им не сочли возможным доверить исполнение обязанностей председателя.

Именно тема доверия выходит в данной ситуации на первый план, исходя из этой позиции, Лукашенко и будет принимать окончательное решение: проводить в Комитете «чистку» или ограничиться штучными отставками и ротациями. Поэтому, не исключено, что расследоваться будут, прежде всего, несанкционированные действия, которые привели к гибели (убийству или самоубийству) подполковника Казака. Возможная «коммерческая» подоплека этой истории всплывет лишь в случае, если Лукашенко решится на «чистку». Безусловно, будет учитываться и то обстоятельство, что главными героями этого скандала оказываются «кадры» старшего сына президента Виктора.

В этой связи важно отметить, что сам механизм раскрутки данной истории свидетельствует о сохранении в КГБ оппозиционной по отношению к Виктору Лукашенко и его ставленникам группировки, которая пытается апеллировать к президенту, в том числе путем организации «утечек» в негосударственные СМИ.

Происшедшее имеет и более широкий политический контекст. Лукашенко рано или поздно был вынужден реагировать на резкое усиление активности КГБ в Беларуси. Очевидно, что после создания в 2012 г. Следственного комитета КГБ несколько утратил влияние в системе силовых органов – прежде всего, в области ведения предварительного следствия – и начал компенсировать этот урон в сфере антитеррористических мероприятий и борьбы с нелегальной миграцией.

В практическом плане это выразилось, в частности, в подозрительном учащении случаев взрывов в публичных местах и на приграничных территориях, что, в свою очередь, повысило риски для общественной безопасности. Последние случаи – взрывы вблизи здания Управления КГБ по Витебской области 11 ноября (уже после отстранения Зайцева), а также недалеко от белорусско-польской границы 5 ноября, метание бутылок с «коктейлем Молотова» на территорию посольства Литвы в Минске 6 ноября. Все эти события указывают на то, что президенту не удается «мягко» провести реформу системы силовых органов – наоборот, идущая реформа приводит к обострению внутренней конкуренции в силовых структурах, что имеет вполне конкретные негативные последствия для рядовых граждан и, в конце концов, подрывает имидж президентской власти.

Очевидно, что сам Лукашенко осознает эту проблему. Поэтому в ходе совещания он специально остановился на проблемах личного состава КГБ, и, в частности, на вопросах отношения к «оступившимся», а также поддержки отставников и использования их потенциала в системе органов государственной безопасности. Все это вполне актуально и для Министерства внутренних дел, которое переживает схожие проблемы (частые известия о самоубийствах сотрудников милиции уже перестают шокировать обывателей), и к тому же в рамках «реформы» готовится к существенному сокращению штатной численности.

Однако, в этой сложной обстановке у Лукашенко остается крайне скудный набор инструментов для удержания ситуации под контролем. Во-первых, это формальные инструменты – подчиненные ему силовые органы, главным из которых остается недавно созданный Следственный комитет, находящийся в стадии становления. Во-вторых, это полуформальные совещательные институты, прежде всего, т.н. «клуб силовиков» – переговорная площадка для руководства силовых органов, действующая с 2011 г. Так, 9 ноября Лукашенко уже заявил, что намерен ежеквартально проводить такие заседания по проблемам силового блока.

Поскольку все перечисленные инструменты влияния появились в последние полтора-два года и еще не достаточно отработаны, то период временной нестабильности внутри КГБ объективно снижает устойчивость всей государственной системы Беларуси. С другой стороны, политика «разделяй и властвуй», которую долгое время проводил Лукашенко в отношении подчиненных ему кланов, привела к тому, что в Беларуси почти не осталось политических игроков, которые могли бы воспользоваться этой временной неустойчивостью. Тем более что после прошедших парламентских выборов страна вошла в двухлетний «аполитичный» период.

Падобныя артыкулы

Бывшие госслужащие как новый фактор роста численности безработных
Кастрычнік 02, 2017 12:23

По данным Белстата, в августе на чистой основе было уволено 7,6 тыс. человек, в том числе 4,8 тыс. госслужащих. Увольнения госслужащих связаны с принятым решением об оптимизации органов госуправления, в различных госорганах от 10 до 30% сотрудников будут сокращены, часть действующих сотрудников сохранит свои рабочие места, однако лишатся статуса госслужащего. Ожидается снижение числа вакансий на рынке труда, рост зарплат в органах госуправления в связи с проведением оптимизации, общий фонд зарплаты для сохранивших свое место сотрудников будет увеличен, часть бывших работников госорганов получат работу в подведомственных организациях. Полностью оптимизация госорганов будет завершена к 1 января 2018 года, часть бывших госслужащих пополнит ряды безработных.

Апошнія трэнды