«Двое в твоем доме»: история одного домашнего ареста

Статус катэгорыі:
Красавік 22, 2016 15:49

Ольга Черных, Юлия Рымашевская. В рамках фестиваля «Краковские театральные реминисценции» состоялся рабочий показ спектакля «Двое в твоем доме» московского театра «Театр.doc». Спектакль – документальный, по мотивам реальных событий из жизни Владимира Некляева, репрессированного кандидата в президенты Беларуси в 2010 году.

«Осознание абсурда. Кандидат в президенты... Ударили по башке, увезли в реанимацию, из реанимации выкрали, увезли в КГБ. Это же бред. Такого не может быть, потому что быть не должно. Это не укладывается ни в какие рамки», - говорит о квинт-эссенции спектакля его режиссер Талгат Баталов.

Камерная атмосфера: когда квартира стала тюрьмой

Зал Нового театра в Кракове –совсем небольшой, рассчитан буквально на несколько десятков человек. Зал полон, все три дня показов. Билетов было не купить уже за неделю. Рабочий показ отличается от всех иных театральных форм тем,что зрителю показывают сырой материал, большинство сцен еще читаются актерами с листа. И таким образом, кроме самой атмосферы спектакля, зрители могут «подсмотреть» работу актеров.

А сюжет спектакля, - попытка осмыслить абсурдную ситуацию, когда ты находишься в своем доме под неусыпным контролем двух чужих людей, которые следуют за тобой по пятам, идешь ли ты в туалет, - или пытаешься взглянуть в окно, - вызывала много вопросов.

И в первую очередь, - вопросов о том,насколько тяжело было осмыслить роли, вжиться в них, представить себя на месте участников этого многослойного контроля. Многослойного, потому что контролирующих любое действие Некляева кгбэшников тоже контролировали: в квартире прослушивалось всё.

 - Мы провели в квартире Некляевых несколько дней, - рассказывает режиссер Талгат Баталов. - Мы встречались с его дочерью Евой, которая рассказывала нам о нем. То есть вживаться в ИХ роли было несложно.

Понять кгбэшников

Единственная сложность наша была – с кэгэбэшниками, - говорит Баталов. -  С ними мы пообщаться не смогли, рассказать о них было некому, так как Ольга с ними не общалась и старалась максимально асбтрагироваться от их присутствия в доме.  Мы смогли поговорить с бывшими кэгэбэшниками, которые попросту предполагали: кто бы это мог быть, какого ранга...  Поэтому что касается ролей кгбшников, мы шли по пути актерских этюдов.  Мы как бы восстанавливали – что могло быть в той комнате, где они были.

Именно психологичнсть ситуации несколько месяцев назад стала отправной точкой работы над спектаклем, говорит  Ева Некляева:

  - Идея этого спектакля возникла еще в то время, когда отец был под домашним арестом. И я во время встречи с Еленой  Греминой  в Москве очень эмоционально рассказывала в об этой абсурдно трагичной ситуации.  И Елена сказала:  это же классическая камерная пьеса. А когда уже была возможность поговорить об этом с отцом и я рассказала ему об идее такой постановки, - он ответил: «Да я думал о том же самом»!!!  Он ведь писатель.

По мнению создателей спектакля, главной героиней спектакля является не Некляев, а его жена Ольга. Которая сразу же объявила «войну» непрошенным гостям.

 - Некляев, как гуманитарий, видит прежде всего в человеке – человека, - говорит режиссер Баталов.  - Или рассмотреть этого человека в разной ситуации пытается в любом. Поэтому сначала он с Ольгой был несогласен. Но она оказалась права, по его мнению. Слишком нечеловечна была ситуация,чтобы искать человеческое в этих двоих.

Вся жизнь, - театр,а люди в ней...

Но играя роль одного из непрошенных гостей, актеру Сергею Овчинникову важно было найти именно это человеческое:

 - Вот там в конце реплика была: «вообще-то мы люди». Вот от этого я отталкивался в первую очередь:  это молодой парень, который по каким-то причинам оказался в той ситуации, в которой оказался. Политический аспект для меня как актера был на 10-м плане. Я в любом случае, - играю. Играю документально. Это живые люди, они существуют, но я все равно остаюсь актером, - и наш спектакль в любом случае произведение искусства. Документальный спектакль, - все равно художественный. И найти человеческую сторону происходящего по политическим причинам, избегая стереотипов и клише,  - было очень интересно.

Детали  внутри и извне

По мнению одной из сценаристок спектакля Екатерины Бондаренко, главное в докуметальном театре, - «красочки»:

 - Никогда не знаешь, откуда придет та деталь, которая может оказаться самой важной. Не знаешь, чего ждать от человека, что именно искать в поисках самой важной детали.  Мы долго искали ее, и вот эпизод со стрижкой – он интересный в смысле психологичности. За долгое время ареста волосы должны были отрасти, кто-то должен был стричь, - и мы спросили Владимира Прокопьевича, как это было. И оказалось да, его стриг кэгэбэшник.

После премьеры спектакля в Хельсинки через месяц и европейских гастролей спектакль «Двое в товем доме" покажут и в Москве. И, по мнению режиссера Баталова, это будет актуально:

- Хорошая реакция будет. Ведь абсурд такого характера у нас тоже присутствует. Просто пока не настолько ярко выраженный. Но если все будет двигаться и дальше в заданном направлении, то... тюрем хватит на всех.

После премьеры спектакля в Хельсинки через месяц и европейских гастролей спектакль «Двое в товем доме" покажут и в Москве.  

Лучшая фантасмагория, - жизнь

Один из организаторов фестиваля Роман во время встречи со зрителями провел параллели:

- Как-то неожиданно появился театр абсурда в России. Этот спектакль для меня – перекликается со спектаклем Мрожека «Мученичество Петра Охейя»: там в нормальной квартире в нормальной семье в ванной комнате появляется тигр. И семья пытается жить с этим тигром, - но у них не получается. Но удивительно то, что документальная  фактура спектакля «Двое в твоем доме» позволяла не искать фантазийных ходов, метафор и аллюзий. Все абсурдное – было из жизни, факты были подьтверждены документами.

Я ожидал больше абсурдно-смешных моментов. С другой стороны, сама история является смешной и страшной.

По мнению одной из зрительниц на краковском показе Ольги, спектакль производит впечатление глубоким психологизмом проработки темы, которую привыкли считать политической:

 - Я не могла воспринять это как просто абстракцию, так как я из Беларуси, и кроме  того, я была на площади и была наказана административным арестом. Но в восторге от спектакля я была в первую очередь из-за того, что это - постановка психологическая. И даже для меня, лица предвзятого, политика вся была ни при чем. Главное – психология ситуации. И самое интересное было в том, что тут не нужен театр абсурда: жизнь на поверку оказалась абсурдом,  намного бОльшим. Его просто нужно было уметь показать. И "Театр.doc" - сумел.

Апошнія трэнды