Паведамленне пра памылку

Внешняя политика: укрепление нейтралитета и миротворческого образа официального Минска

Красавік 22, 2016 17:34

Основные тенденции во внешней политике в 2015 году:

- укрепление официальным Минском международных позиций благодаря участию в обеспечении региональной безопасности и миротворческой активности в отношении конфликта в Украине;

- активные попытки официального Минска использовать свою миротворческую активность для нормализации отношений с западными столицами при сохранении «союзнических» отношений с Кремлем;

- дистанцирование Минска от внешнеполитических агрессивных инициатив Кремля и попытки занять «нейтральную» позицию между конфликтующими сторонами;

- торможение интеграционных процессов на постсоветском пространстве как результат втягивания России в противостояние с Западом, односторонних действий российских властей по ограничительным и контрсанкционным мерам в отношении западных стран и Украины, а также экономического спада в России;

Накануне президентской кампании официальный Минск традиционно предпринял попытки для улучшения отношений с ЕС и США, хотя основным мотивом белорусского руководства являлся поиск внешних заимствований.

Необходимость привлечения внешнего финансирования для поддержания на приемлемом уровне доходов населения подтолкнула официальный Минск к более активным действиям по урегулированию отношений с западными столицами. Для снятия основного препятствия в нормализации отношений с Евросоюзом, перед стартом агитационного периода президентской кампании, белорусские власти освободили всех политзаключенных, в том числе и знаковую фигуру - экс-кандидата на пост президента в 2010 году Н. Статкевича.

Официальный Минск попытался задействовать дополнительные каналы коммуникации для нормализации отношений с Брюсселем и потепления белорусско-европейских отношений – Ватикан, Тбилиси и Киев и благожелательные в отношении белорусского руководства европейские столицы. 

Участие белорусской делегации в саммите Восточного партнерства в Риге позволило Беларуси продвинуться в достижении основных целей нормализации отношений с ЕС:- расширения канала взаимодействия,

- корректировки повестки дня в направлении прагматических вопросов сотрудничества,

- фиксации миротворческой позиции Беларуси в регионе,

- адвокатировании российских интересов на международных площадках, где отсутствует представительство России.

Нормализация отношений Минска с ЕС и США не вызвала резкой реакции со стороны Кремля. Скорее всего, у российского руководства сложилось понимание того, что у официального Минска закрыты возможности для геополитического разворота и отказа от евразийской интеграции в пользу сближения с Евросоюзом.

На протяжении  2015 года Минск не выходил за рамки неформальной конвенции с Кремлем в двусторонних отношениях и внешней политике. Эта модель межгосударственных отношений основывается на неформальных конвенциях между высшим руководством стран либо личных договоренностях между главами государств.

Привлекательность евразийской интеграции для белорусского руководства снижается вследствие экономических проблем на самом крупном рынке ЕАЭС – в России. Официальный Минск предпринимал активные действия, в том числе в кооперации с Астаной, в отстаивании своего валютного и таможенного суверенитета перед Кремлем. Однако белорусские власти по-прежнему рассматривали Союзное государство в качестве важнейшей переговорной площадки для согласования условий сотрудничества с Москвой.

Кремль существенно ограничил финансовую и экономическую помощь Минску, что, скорее всего, связано с сокращением собственных ресурсов в связи с экономическим кризисом в России. Так, кредит в объеме USD 3 млрд., за которым Беларусь обратилась в контролируемый Россией Евразийский фонд стабилизации и развития, так и не был выделен до конца года, а в ходе переговоров сумма возможной финансовой помощи «усохла» до USD 2 млрд.

Минск закрепился в качестве постоянной переговорной площадки по урегулированию конфликта на востоке Украины. В публичных оценках ситуации на востоке Украины белорусское руководство придерживалось взвешенной позиции, которая вызывала одобрение Киева и критическую реакцию российских СМИ.  

Кроме того, Минск продемонстрировал желание более тесного сотрудничества с Киевом в политической, военно-промышленной и экономической сферах. В обмен на продвижение белорусских товаров на рынок Украины, а в перспективе и Евросоюза, предлагалось содействие в доступе украинской подсанкционной продукции на российский рынок. Минск оказывал помощь в перевооружении украинской армии за счет продукции белорусского ВПК либо оказанием услуг по ремонту украинской авиатехники, а также прилагал усилия по налаживанию кооперации с украинской оборонной промышленностью в долгосрочной перспективе.

Официальный Минск не высказал однозначной поддержки Кремлю и занял нейтральную миротворческую позицию в российско-турецком противостоянии.

В условиях возросшей непредсказуемости внешней политики Москвы для укрепления собственных позиций Минск предпринял ряд шагов по активизации прагматического сотрудничества с Вашингтоном в сферах, представляющих взаимный интерес – к примеру, по безопасному транзиту через территорию Беларуси грузов НАТО в Афганистан. Белорусские власти добивались гарантий Вашингтона воздержаться от вмешательства в ход президентских выборов путем финансирования оппозиции.

Ожидания официального Минска по получению выгод от экономического и инвестиционного сотрудничества с Пекином предсказуемо не оправдались. Однако власти попытались ретранслировать населению позитивные ожидания от сотрудничества с Китаем, связанные с перспективами роста материального благосостояния.

Очередная попытка официального Минска реанимировать концепцию «дальней дуги» по расширению торгово-экономического и внешнеполитического сотрудничества со странами африканского и азиатского континентов также не имела успеха.

В условиях роста напряженности в регионе белорусские власти предприняли попытки адаптировать вооруженные силы к новым условиям ведения гибридной войны и повысить лояльность руководства ВС белорусскому государству. Минск усилил внимание к национальной безопасности и реализовал дополнительные меры для противодействия возможной дестабилизации общественно-политической ситуации в стране.

Падобныя артыкулы

Бывшие госслужащие как новый фактор роста численности безработных
Кастрычнік 02, 2017 12:23

По данным Белстата, в августе на чистой основе было уволено 7,6 тыс. человек, в том числе 4,8 тыс. госслужащих. Увольнения госслужащих связаны с принятым решением об оптимизации органов госуправления, в различных госорганах от 10 до 30% сотрудников будут сокращены, часть действующих сотрудников сохранит свои рабочие места, однако лишатся статуса госслужащего. Ожидается снижение числа вакансий на рынке труда, рост зарплат в органах госуправления в связи с проведением оптимизации, общий фонд зарплаты для сохранивших свое место сотрудников будет увеличен, часть бывших работников госорганов получат работу в подведомственных организациях. Полностью оптимизация госорганов будет завершена к 1 января 2018 года, часть бывших госслужащих пополнит ряды безработных.