Внешняя политика и безопасность: Усидеть на нескольких стульях

Статус катэгорыі:
Студзень 03, 2017 11:45

На протяжении всего года между официальным Минском и Кремлем сохранялась напряженность по поставкам энергоносителей с периодическими обострениями, но без характерных ранее для белорусско-российских отношений информационных войн. Во втором полугодии Москва сократила поставки нефти на белорусские НПЗ в качестве ответной меры за неполную оплату белорусской стороной стоимости поставленного газа, впервые увязав поставки нефти и газа. Кремль проигнорировал все попытки Минска договориться по возврату объемов поставок нефти и снижению цен на газ, несмотря на периодические заверения о близости к разрешению энергетического спора.

Затянувшаяся нефтегазовая напряженность между Минском и Москвой с периодическими обострениями и продовольственными войнами засвидетельствовала исчерпание предыдущей модели белорусско-российских отношений.

На протяжении всего года Кремль оставался глух к экономико-правовым апелляциям Минска и идеологическо-интеграционной аргументации и не снизил цену на газ, а также удерживал сокращенные поставки нефти на протяжении второго полугодия.

Официальный Минск предпринимал меры по формированию позитивного отношения международного сообщества к строящейся БелАЭС, а также делал попытки нейтрализовать позицию Вильнюса по атомной станции за счет втягивания литовского руководства в диалог. Внутри страны властям удалось преломить отрицательное отношение населения к атомной энергетике, которое однако было подорвано стремлением сокрыть внештатную ситуацию с падением корпуса реактора строящейся БелАЭС. Возникновение аварийных ситуаций мобилизовало активную часть белорусского общества на более активное давление на белорусское руководство по соблюдению безопасности строительства, но не заставило власти отказаться от проекта.

В 2016 отношения Беларуси с Украиной несколько охладели. Киев не доволен позицией Минска, который по ряду чувствительных для украинской стороны вопросов занял промосковскую позицию. Отсутствие политического доверия между двумя странами сказалось на уровне взаимодействия в области безопасности. Трансфер из Украины в Беларусь ряда важных технологий не состоялся.

Официальному Минску удалось навязать прагматическое сотрудничество с Польшей с использованием геополитической аргументации, ослабления давления на представителей организаций польского меньшинства и обещаний по содействию в доступе польского бизнеса (в том числе санкционной продукции) на евразийский рынок.

Это воспринимается белорусским гражданским обществом в качестве вероятной причины по сокращению польскими властями поддержки независимых медиа для Беларуси.

Белорусское руководство вернулось к практике исполнения смертных приговоров после длительного перерыва (с ноября 2014 г.) и после снятия санкций в отношении белорусского руководства со стороны западных столиц. Тем не менее, белорусские власти демонстрировали готовность к диалогу с европейскими структурами по поводу введения моратория или отмены смертной казни, но без реальных намерений в изменении практик. Одновременно официальный Минск пытался сместить на периферию белорусско-европейской повестки правозащитную тематику за счет актуализации проблематики региональной безопасности и геополитического противостояния.

Официальный Минск стремился расширить каналы коммуникации с Белым домом и возвратить на докризисный уровень отношения с Вашингтоном с полноценными дипломатическими представительствами в обеих столицах. Одновременно белорусское руководство стремилось поддерживать видимость удаленности от военных приготовлений Кремля в конфронтации с НАТО, но сохраняло высокий уровень оборонного сотрудничества в рамках Союзного государства. Это не привело к значимым позитивным для результатам в отношениях с США и НАТО.

Вашингтон занимается мониторингом ситуации в Беларуси, позиция США относительно белорусских властей остаётся по-прежнему жесткой.

Вместе с тем, выросла роль Китая как военно-политического партнера Беларуси. КНР становится источником технологий и финансов для реализации программ, имеющих стратегическое значение для национальной безопасности.

Падобныя артыкулы

Оборонные ведомства Беларуси и Украины ввязались в конфронтационную спираль
Кастрычнік 02, 2017 11:57
Фото: RFRM

За последний год произошло значительное осложнение отношений Минска и Киева в военно-политической сфере. С учетом высокой инерции и специфики сферы переломить понижательный тренд будет крайне сложно.

Первопричиной кризиса является отсутствие общей политической повестки в беларуско-украинских отношениях. Официальный Минск ищет в Украине рынок сбыта для беларуского экспорта. А также предлагает свои услуги в качестве переговорной площадки по урегулированию российско-украинской войны, надеясь таким образом избежать политической тематики в диалоге с Киевом. Украина же надеялась получить в Минске политическую поддержку в противостоянии с Москвой. Кроме того, курс на интеграцию в НАТО предполагает переход Украины на общие с Альянсом позиции по отношению к Беларуси. Руководство НАТО рассматривает беларуские Вооруженные Силы в качестве интегральной части российской военной машины на западном стратегическом направлении (страны Балтии и Польша). Кроме того, идущая реформа армии Украины предусматривает уменьшение численности генералитета, а политическая борьба внутри страны делает ряд украинских высших военных руководителей объектами политически мотивированных нападок.  

Таким образом, критические высказывания в адрес Беларуси со стороны военного руководства Украины диктуются в первую очередь соображениями внутри- и внешнеполитического характера, а также необходимостью защиты интересов и численности условной генеральской «корпорации». И лишь затем – фактами.

Так, ранее звучали заявления представителей военного руководства  Украины о 100 тыс. российских военнослужащих, якобы принимающих участие в беларуско-российском учении «Запад-2017». Позднее само учение было названо условно-открытым, а военные наблюдатели от Украины отказались давать ему оценку. Что вызвало встречную негативную реакцию в Минске. Далее, без приведения конкретных фактов было заявлено, что Россия наращивает военное присутствие в Беларуси.

Приходится констатировать, что оборонные ведомства Беларуси и Украины ввязались в конфронтационную (на уровне риторики) спираль. И звучащее – лишь малая часть общего процесса, скрытого от общественности. Высока вероятность, что ситуацией воспользуются (или уже воспользовались) в своих интересах третьи страны. Причем, не только Россия. Стоит отметить, что беларуское оборонное ведомство проявляет сдержанность в оценках позиции своих украинских коллег.

Однако, этой сдержанности уже недостаточно. В настоящее время без вмешательства на уровне глав государств стабилизировать военно-политические отношения Беларуси и Украины не представляется возможным.

Апошнія трэнды