Лукашенко не готов «наклониться» в сторону диалога с ЕС

Статус катэгорыі:
Красавік 22, 2016 15:54

Лукашенко и его окружение все еще не видят выгод от нормализации политических отношений с ЕС. По этой причине официальный Минск не спешит формулировать единую и долгосрочную стратегию возобновления политического диалога с Западом.

23 марта МИД Беларуси выразил сожаление о расширении ЕС санкций в отношении белорусских официальных лиц и компаний и объявил о том, что возвращение послов стран ЕС в Минск нежелательно.

Накануне обсуждения Советом министров иностранных дел ЕС нового пакета санкций белорусская сторона использовала сразу несколько источников для распространения «позитивных сигналов». В их числе утечка в Интернет 20 марта повестки совещания у президента, в которой среди прочего значился пункт «предложения Польши по возобновлению диалога». В тот же день вышло интервью с лидером движения «Говори правду» В. Некляевым, который сообщил о готовности властей выпустить на свободу нескольких политзаключенных. Затем Мингорисполком разрешил оппозиции провести 25 марта шествие и митинг. Наконец, в течение недели прокуратура дважды заявляла о том, что она заканчивает проверку информации о применении к экс-кандидату Санникову пыток в тюрьме, после чего может быть предметно рассмотрено его прошение о помиловании.

Частота появления намеков на возможное возобновление диалога и прямо противоречащая тому практика (расстрел Ковалева и Коновалова, формирование списка «невыездных») указывают на две типичные особенности белорусской внешней политики. Во-первых, в окружении президента Лукашенко все еще не видят выгод от «потепления» политических отношений с ЕС. Во-вторых, и как следствие первой причины, официальный Минск по-прежнему не имеет единой и долгосрочной стратегии возобновления политического диалога. Поэтому разные ведомства используют исключительно тактические инструменты реагирования по модели «стимул-реакция», или в любимой тюремной терминологии А. Лукашенко: «Нас хотят наклонить – мы не нагнемся». Такая нацеленность на применение «ответных мер» на каждом этапе противостояния не позволяет Минску и Брюсселю синхронизировать свои действия и лишь усугубляет кризис отношений.

Условия Евросоюза, которые в формате «минимум» свелись к освобождению политзаключенных, продолжают восприниматься белорусскими властями как давление, а их выполнение – как проявление слабости. Поэтому вовсе не факт, что даже в случае нерасширения или сужения санкций 23 марта, освобождение политзаключенных состоялось бы

В силу этих особенностей крайне сложно прогнозировать, когда Минск перейдет от многообещающих намеков к реальным действиям по выполнению поставленных ЕС условий. Причем сами эти условия (которые в формате «минимум» свелись к освобождению политзаключенных) продолжают восприниматься белорусскими властями как давление, а их выполнение – как проявление слабости. Поэтому вовсе не факт, что даже в случае нерасширения или сужения санкций 23 марта, освобождение политзаключенных состоялось бы.

Наиболее вероятным действием властей представляется комбинированный ответ, демонстрирующий одновременно и «добрую волю» и «силу». Например, выполнение требований ЕС в отношении конкретных политзаключенных может компенсироваться жесткими мерами в отношении других граждан. Так власти вели себя осенью 2011 года, когда в октябре был отпущен на свободу экс-кандидат в президенты Д. Усс, а в ноябре на 4,5 года с конфискацией имущества был осужден правозащитник А. Беляцкий.

Падобныя артыкулы

Оборонные ведомства Беларуси и Украины ввязались в конфронтационную спираль
Кастрычнік 02, 2017 11:57
Фото: RFRM

За последний год произошло значительное осложнение отношений Минска и Киева в военно-политической сфере. С учетом высокой инерции и специфики сферы переломить понижательный тренд будет крайне сложно.

Первопричиной кризиса является отсутствие общей политической повестки в беларуско-украинских отношениях. Официальный Минск ищет в Украине рынок сбыта для беларуского экспорта. А также предлагает свои услуги в качестве переговорной площадки по урегулированию российско-украинской войны, надеясь таким образом избежать политической тематики в диалоге с Киевом. Украина же надеялась получить в Минске политическую поддержку в противостоянии с Москвой. Кроме того, курс на интеграцию в НАТО предполагает переход Украины на общие с Альянсом позиции по отношению к Беларуси. Руководство НАТО рассматривает беларуские Вооруженные Силы в качестве интегральной части российской военной машины на западном стратегическом направлении (страны Балтии и Польша). Кроме того, идущая реформа армии Украины предусматривает уменьшение численности генералитета, а политическая борьба внутри страны делает ряд украинских высших военных руководителей объектами политически мотивированных нападок.  

Таким образом, критические высказывания в адрес Беларуси со стороны военного руководства Украины диктуются в первую очередь соображениями внутри- и внешнеполитического характера, а также необходимостью защиты интересов и численности условной генеральской «корпорации». И лишь затем – фактами.

Так, ранее звучали заявления представителей военного руководства  Украины о 100 тыс. российских военнослужащих, якобы принимающих участие в беларуско-российском учении «Запад-2017». Позднее само учение было названо условно-открытым, а военные наблюдатели от Украины отказались давать ему оценку. Что вызвало встречную негативную реакцию в Минске. Далее, без приведения конкретных фактов было заявлено, что Россия наращивает военное присутствие в Беларуси.

Приходится констатировать, что оборонные ведомства Беларуси и Украины ввязались в конфронтационную (на уровне риторики) спираль. И звучащее – лишь малая часть общего процесса, скрытого от общественности. Высока вероятность, что ситуацией воспользуются (или уже воспользовались) в своих интересах третьи страны. Причем, не только Россия. Стоит отметить, что беларуское оборонное ведомство проявляет сдержанность в оценках позиции своих украинских коллег.

Однако, этой сдержанности уже недостаточно. В настоящее время без вмешательства на уровне глав государств стабилизировать военно-политические отношения Беларуси и Украины не представляется возможным.

Апошнія трэнды