Государство не откажется от модернизации убыточных заводов даже если инвестиции не помогут выйти на окупаемость

Май 15, 2017 12:11

Для модернизации Оршанского инструментального завода потребуется найти USD 65 млн. Собственных средств для модернизации производства у предприятия нет ввиду хронической убыточности. В условиях отсутствия интереса к проекту со стороны иностранных инвесторо, государство выступит в качестве основного инвестора, что позволит обеспечить работников региона рабочими местами, при этом на самоокупаемость завод после модернизации может не выйти.

По предварительным данным, на строительство нового производственного корпуса и закупку импортного оборудования для модернизации Оршанского инструментального завода потребуется USD 36 млн., общая стоимость проекта предварительно оценивалась в USD 65 млн. со сроком окупаемости инвестиций 12,8 лет.  70% продукции предприятия после модернизации предполагается отправлять на российский рынок, 30 % продукции будут поставляться на внутренний рынок с целью снижения интереса к импорту данной продукции со стороны отечественных покупателей, объем которого ежегодно составляет около USD 30 млн. Первоначальный план модернизации предприятия предусматривал поиск инвестора, который смог бы осуществить инвестиции в размере USD 46 млн, оставшуюся часть средств могло выделить государство.

Необходимость модернизации предприятия обусловлена его финансовыми показателями. Предприятие несколько лет работает с убытками. В 2016 год их размер составил BYN 1,3 млн. Среднесписочная численность работников в 2016 году составила 384 человека и уменьшилась за год на 88 человек. Счета компании арестованы по причине наличия просроченной кредиторской задолженности. Трудоустроиться высвобождаемым работникам проблематично - по итогам 2016 года в регионе было 29 % убыточных предприятий, а Оршанский район стал самым убыточным в Витебской области.

Параметры проекта по модернизации дают ответ об основной задачи, которую преследует правительство – обеспечение занятости рабочих региона. Ориентация проекта только на два рынка – Россию и Беларусь, и длительные сроки окупаемости инвестиций не интересны большинству инвесторов. Условия инвестиционного климата в Беларуси характеризуются возможным пересмотром условия работы для инвестора в сторону ухудшения в процессе реализации проекта. На длительном временном интервале могут возникнуть курсовые колебания из-за нестабильности валют на основных предполагаемых рынках реализации продукции, что может значительно увеличить сроки окупаемости проекта либо сделать его нерентабельным. В этих условиях государство будет осуществлять модернизацию убыточных предприятий преимущественно за собственный счет, значительного расширения числа рабочих мест не произойдет в связи с дальнейшей автоматизацией большинства производственных процессов, однако работники модернизируемых предприятий будут трудоустроены после переобучения что позволит снизить социальную напряженность в регионе.  Финансовые ресурсы для осуществления проекта будут позаимствованы за счет бюджета, что может привести к увеличению налоговой нагрузки на успешные предприятия и ухудшить их конкурентоспособность.

Таким образом, государство продолжает практику выделения средств на модернизацию неконкурентоспособных предприятий. Предлагаемые проекты не найдут поддержку у иностранных инвесторов ввиду их низкой коммерческой привлекательности, финансовые средства будут изысканы в бюджете за счет увеличения налоговой нагрузки на успешные предприятия либо за счет снижения социальных обязательств перед населением.

Падобныя артыкулы

Минск выстраивает формат отношений с западными столицами в обход вопросов прав человека и демократии
Чэрвень 26, 2017 10:50
Image: New Europe

Беларусь рассматривает свое участие в Центрально-Европейской инициативе как возможность для активизации участия нашей страны в европейских интеграционных процессах с упором на экономическую составляющую.

Комментарий

Официальный Минск начинает активно использовать субрегиональные европейские организации для придания нового импульса в урегулировании отношений с западными столицами и снятия с повестки вопросов демократии и прав человека. Скорее всего, беларуское руководство также рассчитывает на отсутствие острой реакции Кремля в обмен на попытки сформировать «антисанкционную» коалицию европейских государств в отношении России. Кроме того, официальный Минск попытается использовать смягчение европейской изоляции для интенсификации отношений с Китаем с целью закрепиться в инициативе «Новый шелковый путь» и получить китайские инвестиции.

Ранее официальный Минск довольно прохладно относился к участию в подобных субрегиональных или же общеевропейских организациях, но в последнее время беларуское руководство проявляет все большую инициативу по интенсификации контактов с западными столицами. По всей видимости, беларуское руководство пытается задействовать различные механизмы для улучшения отношений с Брюсселем, но без изменений во внутренней политике.  Видимо, это связано с сокращением выгод от сотрудничества с Кремлем и поиском новых возможностей для компенсации потерь.

Скорее всего, Кремль также заинтересован в развитии успеха Минска в Центрально-Европейской Инициативе, ряд государств которой открыто симпатизируют России и выступают за снятие санкционной политики ЕС в отношении российского руководства. Так, беларуское руководство продолжает настойчиво продвигать идею взаимной интеграции ЕС и ЕАЭС, что безусловно соответствует интересам Москвы и находит отклик у представителей отдельных стран Евросоюза.

По всей видимости, официальный Минск также попытается использовать свой потенциал и роль в субрегиональных европейских организациях в качестве дополнительного аргумента для навязывания более тесного сотрудничества с Китаем. Так, официальный Минск неоднократно подчеркивал, что готов стать для Китая трамплином в Европу, однако ранее в условиях санкционной политики западных столиц и их неприятия минского руководства эти заявления выглядели причудливо.

Таким образом, официальный Минск продолжит активно использовать региональные и субрегиональные европейские площадки для интенсификации отношений с западными столицами, что позволяет властям обойти вопросы демократии и прав человека.