header -->

Итоги 2017: некритические потери для национальной безопасности

Статус катэгорыі:
01-07.01.2018

По совокупности итогов уходящего года можно констатировать некритическое ухудшение состояния национальной безопасности Беларуси. Беларуское руководство пытается снизить зависимость от России, однако расширение сотрудничества с другими странами пока не компенсирует снижение доверия в области безопасности с Россией. Беларусь не в полной мере отстраивает свою самостоятельность в российско-украинском конфликте, что ведет к снижению уровня доверия с Украиной. Наиболее слабое звено национальной безопасности – информационное обеспечение.

Уровень доверия России в вопросах безопасности снизился

Официальный Минск стремится использовать тематику сотрудничества в области безопасности как площадку для коммуникации с Кремлем. Одновременно беларуское руководство стремится снизить зависимость от России за счет расширения военно-технического сотрудничества с другими странами и собственного производства отдельных систем вооружения и военной техники, имеющих большое значение для национальной обороны.

Продолжилось снижение прозрачности беларуско-российской границы, инициированное Москвой. В Минске избегают публичной реакции на действия российской стороны, но при этом усилили фактический контроль в приграничных районах.

Беларуское председательство в Организации Договора о коллективной безопасности в 2017 году прорывом не стало. Минск четко продемонстрировал пределы своих обязательств в рамках ОДКБ: зоной ответственности Беларуси является западное (т.е. восточно-европейское) направление. Подтвердив тем самым, что ОДКБ остается площадкой для обсуждения вопросов в сфере безопасности постсоветского пространства, а не механизмом обеспечения этой безопасности.

Рост влияния минобороны и его проблемы

В течение года влияние Минобороны возрастало, впервые после восстановления независимости Беларуси. 18.07.2017 генерал-майор Олег Двигалев, бывший до того командующим ВВС Беларуси, возглавил Государственный военно-промышленный комитет, что означает фактическое подчинение ведомства Министерству обороны.

Далее, опубликованный 17.07.2017 Закон Беларуси «Об утверждении отчета об исполнении республиканского бюджета за 2016 год» зафиксировал неожиданный рост военных расходов в последние дни 2016 года на сумму свыше USD 100 млн. Очевидно, что дополнительные средства были направлены на закупки техники/вооружений или их модернизацию. 

Однако разразившийся осенью скандал вокруг состояния законности в войсках вызвал общественное возмущение  и кризис доверия со стороны А. Лукашенко к главе военного ведомства А. Равкову. С учетом того, что руководители силовых ведомств Беларуси не обладают политической субъектностью, персональное отношение к ним со стороны беларуского руководителя – главный ресурс влияния во властных раскладах.

Неадекватные ответы на информационные атаки

В течение 2017 года беларуские власти неоднократно демонстрировали неспособность противодействовать информационно-психологическим атаками извне. Машина госпропаганды не способна действовать без четких указаний высшего политического руководства, которое зачастую было не способно оперативно формулировать такие указания. В феврале ложные сообщения российских СМИ (в том числе и либеральных) о выходе Беларуси из ОДКБ и ЕАЭС, обвинения в том, что беларуские власти своими действиями подрывают безопасность России вызвали предельно нервную реакцию Минска: Посол Беларуси в России лично давал разъяснения на российском телевидении.

Позднее в течение лета-осени через украинские СМИ распространялась информация о передаче России контроля над беларуской границей, о создании инструментария для дальнейших агрессивных действий со стороны Москвы, о расширении российского военного присутствия в Беларуси. И вновь беларуские власти демонстрировали неспособность парировать информационные атаки.       

Произошло значительное ухудшение беларуско-украинских отношений в военно-политической сфере. Несмотря на вмешательство руководителей двух стран с целью урегулирования проблемных вопросов, тренд двустороннего взаимодействия нисходящий. Силовые ведомства Беларуси и Украины втянулись в конфронтационную (на уровне риторики) спираль. 

Сложности удержания нейтральной позиции в российско-украинском конфликте

Беларусь последовательно стремится утвердить свой статус самостоятельного актора в вопросах безопасности. Несмотря на алармистские настроения в соседних странах, Минск подтвердил свою способность не допустить расширения российского военного присутствия на своей территории и продемонстрировал отличную от российской позицию в вопросах региональной безопасности.

Официальному Минску всё труднее использовать проблематику региональной безопасности для торга с Западом и Москвой одновременно. От Беларуси ждали и ждут конкретных шагов, демонстрирующих открытость и добросовестность в вопросах региональной безопасности. И Минск такие шаги сделал. Так, впервые за много лет в военном параде 3 июля не участвовали российские подразделения, воевавшие против Украины или дислоцированные на оккупированных территориях. В ходе беларуско-российского стратегического учения «Запад-2017» беларуская сторона продемонстрировала высокий уровень открытости. Которого, однако, оказалось недостаточно: восточноевропейские страны НАТО и Украина лишь утвердились во мнении, что беларуские Вооруженные Силы являются интегральной частью российской военной машины на западном стратегическом направлении (страны Балтии и Польша). Открытость беларуской стороны вызвала похвалу, но не более. Тем не менее, официальный Минск стремится расширить поле для взаимодействия с Западом за счет развития военно-политических отношений как с НАТО в целом, так и с отдельными его членами.

Наращивание сотрудничества с Китаем и другими

Лавирование между Россией, Западом и Украиной обернулось снижением доверия к беларуским властям со стороны всех сторон противостояния. В случае кризиса безопасности Беларусь не сможет рассчитывать на действенную внешнюю поддержку. Понимая это, беларуские власти заинтересованы в приходе в Восточную Европу Китая, чья позиция не может быть проигнорирована региональными центрами силы. Наращивается взаимодействие между Беларусью и КНР в области безопасности, включая ВПК.

Вероятна ситуация замены отдельных систем вооружения советского/российского производства на китайские системы, в том числе и произведенные в Беларуси на предприятиях отечественного ВПК или на новых производствах, созданных с участием китайского капитала. Беларусь развивает отношения с компаниями ВПК КНР, производящими наиболее важные для Минска изделия (ракетное вооружение, колесная бронетехника, ударные беспилотные летательные аппараты, истребители, системы ПВО, боеприпасы).

Минск также демонстрирует готовность находить взаимный интерес не только с крупными и богатыми государствами, но и со странами с ограниченными ресурсами.

В целом стоит отметить высокий уровень активности большинства силовых структур (информация о деятельности спецслужб по понятным причинам закрыта) Беларуси на международной арене в сферах своих компетенций. Очевидно, что перед беларускими силовиками стоит задача расширения международного сотрудничества.

Основные угрозы 2018:

  • Дальнейшее снижения доверия со стороны России и Украины;
  • Проведение масштабной по охвату и длительной по времени информационно-психологической операции против Беларуси одной из соседних стран.

Краткий прогноз на 2018:

  • Рост влияния спецслужб в преддверии избирательного цикла с учетом угрозы внешнего вмешательства во внутриполитические процессы в Беларуси;
  • Ограниченные кадровые перестановки в руководстве Министерства обороны Беларуси;  
  • Попытки беларуских властей усилить контроль над национальным информационным полем, одновременное наращивание информационно-психологического давления со стороны России;
  • Дальнейшее расширение сотрудничества в сфере безопасности Беларуси и Китая при крайне ограниченном прогрессе в этой сфере на западном направлении. 

Раней у раздзеле: Бяспека

Апошнія трэнды