Длинный контракт: как накопить долг за газ при его очень низкой цене

Статус катэгорыі:
- (Пагаршэнне сітуацыі)
25-31.05.2020
Фото: belvpo.com

В конце минувшей недели Беларусь получила «ультиматум Миллера», суть которого сводится к тому, что Россия не намерена пересматривать ценовые параметры текущего газового контракта. Актуальная рыночная конъюнктура в расчет не принимается. Начать разговор на предмет газовых ценников в 2021 г. российская сторона готова лишь после погашения Беларусью накопленного долга.

29 мая российский «Газпром» обнародовал сумму задолженности Беларуси за поставки российского газа – USD165,6 млн. Глава компании А. Миллер заявил, что российская сторона будет готова назначить переговоры по условиям поставки газа в страну с 1 января 2021 г., т. е. на следующий год, лишь после погашения долга. Письмо с изложением позиции ПАО «Газпром», констатирует Миллер, направлено министру энергетики Беларуси Владимиру Каранкевичу.

В компании «Газпром трансгаз Беларусь» не детализируют причину беларуского долга, однако очевидно, что Минск будет оспаривать если не факт долга, то как минимум его величину. Министерство энергетики Республики Беларусь уже проинформировало «Газпром», что никой задолженности за импортируемый природный газ нет.

В феврале сего года, сразу после заключения текущего контракта на поставку российского газа, А. Лукашенко заявил, что не намерен полностью рассчитываться с «Газпром трансгаз Беларусь» (беларуская дочка «Газпрома»). Имелась в виду надбавка за доставку газа потребителям в лице сети Белтопгаза и облгазов в размере USD18 за тыс. куб. м. Таким образом, с точки зрения беларуского президента, стоимость газа для Беларуси должна составлять не USD127 за тыс. куб. м., как указано в контракте, а USD109 за тыс. куб. м. (вообще он назвал USD111, но это мелочи).

В апреле Минск вновь поднял вопрос цены на российский газ – в контексте проблематики возможной помощи Беларуси от партнера по Союзному государству в условиях коронакризиса. А. Лукашенко выразил желание покупать газ по «мировой цене» и подлил свежих аргументов: «Сегодня в Европе природный газ Россия продает по USD80, не выше USD 90 за тысячу кубометров. А мы платим USD127. Где такая цена сегодня есть?».

Наконец 19 мая, по итогам заседания Высшего Евразийского совета потерпели провал попытки Беларуси и Армении повлиять на тарифную политику ЕАЭС до 2025 г. (в идеале – добиться «внутрироссийской» цены). Цены на газ, считает российский президент В. Путин, «должны формироваться на основе рыночной конъюнктуры».

Конъюнктура, между тем, щедро одаривает участников газового рынка ценовыми шоками. Спотовая цена газа на основным торговых площадках 22 мая достигла очередного исторического «дна». Затем, на фоне прекращения поставок газа из России по газопроводу «Ямал-Европа», цена несколько восстановилась (достигнув высшей отметки на австрийском хабе в Баумгартене – USD64 за тыс. куб. м.), но она все еще намного ниже уровня рентабельности любого поставщика газа, включая «Газпром». Согласно подсчетам экспертов «Интерфакса», рентабельный уровень продажи газа в Европу для «Газпрома» – порядка USD100 за тыс. кубометров.

Если исходить из констатаций Путина по поводу «рыночной конъюнктуры», то требования Минска снизить цену газа можно признать справедливыми. Однако добиться какой-то справедливости беларуской стороне будет чрезвычайно сложно. В частности – из-за исчерпания «транзитного аргумента».

Сокращение транзита (вплоть до нулевых поставок) по газопроводу «Ямал-Европа» последовало по истечению 17 мая долгосрочного контракта с Польшей на транзит газа. Теперь Газпром резервирует мощности трубопровода на случай возникающей необходимости. Российский холдинг принял решение переложить сокращение поставок газа в Европу именно на беларуско-польское направление, поскольку основное сокращение импорта российского газа приходится на Германию, чьи хранилища уже заполнены на 83%. Поставки российского газа по другим маршрутам в Европу почти не меняются.

Нынешняя ситуация в беларуско-российских отношениях отчасти воспроизводит положение дел 4-летней давности, когда Минск попытался пересмотреть ценовые параметры заключенного в 2014 г. газового контракта, а сначала 2016 г. перешел на самостоятельное ценообразование. В результате накопился долг, который «Газпром» оценил в 300 млн. Тогда Россия впервые – и вполне успешно – использовала поставки нефти как рычаг в газовом споре.

Нынешние переговорные позиции Беларуси намного слабее, чем в 2016 г., поскольку у страны-союзника нет необходимости задействовать нефтяной леверидж. Достаточно перекрыть газовый кран.

Анатолий Паньковский

 

Раней у раздзеле: Беларусь-Расiя

Апошнія трэнды