Выборы-2020: освещение в медиа, возможные протесты и международная реакция

August 07, 2020 20:29

Коммуникационная составляющая выборов и перспективы после 9 августа

16 июля 2020 года Пресс-клуб, сайт экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение», Белорусский институт стратегических исследований (BISS) и еженедельный аналитический мониторинг Belarus in Focus провели онлайн-заседание Экспертно-аналитического клуба.

Основными спикерами выступили эксперты и аналитики:

  • Юрий Дракохруст – политический обозреватель, “Радио Свобода”.
  • Артем Шрайбман – политический аналитик, Sense Analytics;
  • Михаил Дорошевич – исполнительный директор, Baltic Internet Policy Initiative;
  • Алеся Рудник – Vitali Silitski Fellow, Центр новых идей.

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители дипломатического корпуса, аналитики и журналисты: Ольга Дрындова, Андрей Лаврухин, Ольга Абрамова и другие.

Модерировали дискуссию Валерия Костюгова (Наше мнение), Вадим Можейко (BISS) и Антон Рулёв (Press Club Belarus).

Ниже приведены основные тезисы спикеров в пересказе, прямые цитаты – в кавычках.

Выборы через призму медиа

  • Михаил Дорошевич:

Президентская кампания – во многом коммуникационная кампания. И аудитория сайтов в целом растет, а социальные сети и ютуб обходят новостные сайты новостные. “Количество зрителей стримов “Радио Свобода” – это сильно даже по мировым меркам”.

Пики упоминаний кандидатов, когда альтернативщики обходили Лукашенко – задержания Тихановского и Бабарико, нерегистрация Бабарико и публикация фильма-биографии Бабарико.

Вторая по популярности социальная сеть в Беларуси – Instagram. И там политическая альтернатива многократно обходит по подписчикам государственные медиа.

Юрий Дракохруст:

Подписки в социальных сетях не очень влияют на поведение стейкхолдеров: “Не регистрируя Бабарико, Ермошина не думала про то, что скажут про нее в инстаграме”.

  • Алеся Рудник:

“Соцсети не могут убедить Ермошину, но могут убедить людей, который смотрят на Ермошину и верят или не верят ей”.

“Общество политизируется, в том числе молодое: это не открылись глаза тех, кто смотрел ТВ, а подключились новые”.

  • Михаил Дорошевич:

Интернет важен не только потому, что популярен. Но это доступные каналы коммуникации. На телевидении тоже нужно выступать, когда есть возможность, там своя целевая аудитория – но в большинстве случаев для политиков это просто невозможно.

Какие возможны протесты после выборов?

  • Юрий Дракохруст:

“Возможно, Площадь-2020 уже произошла и закончилась тем, что мы видим”, – уже задержано больше людей, чем в 2010 году.

  • Артем Шрайбман:

“Площадь не закончилась, протесты будут 9 или 10 августа независимо от того, какую позицию займут штабы.” Призовут к ним те, кто из-за рубежа ведет телеграм-каналы. И штабы будут перед дилеммой, как к этому относится.

Власть работает на избежание сценария-2010 – проявляет демонстративное насилие чтобы показать нулевую толерантность к протесту: “Не будет позволено выйти за пределы физических и юридических загончиков, которые власть дает”.

9 августа будет перекрыт центр Минска и интернет. А дальше все зависит от числа участников площади – “будет это четырехзначное или пятизначное числительное”. А дальше – в какой стране будем жить, насколько будут закручены гайки. “Насколько будет сильна травма власти – это предопределит 2021 год в Беларуси”.

  • Ольга Абрамова:

“Если протест будет массовый, он будет подавлен еще более жестко чем в 2010 году”.

  • Андрей Лаврухин:

Обычный вариант протестов в ночь после выборов проигрышный, похож на “махали кулаками после драки”.

  • Алеся Рудник:

“Много локальных протестов – это более эффективно, у государства мало ресурсов их контролировать”.

  • Ольга Дрындова:

Чтобы выступления были масштабные, штабам нужно объяснять, о чем протест, для чего, ведь “идти под дубинку – это же очень больно”.

  • Валерия Костюгова:

“Никаких протестов оппозиция и кандидаты не организовывали в эту кампанию – это власть скопление людей по легитимным поводам объявляет протестами”.

Штабы и дальше будут призывать к легитимным действиям.

  • Юрий Дракохруст:

Люди готовы голосовать, но не готовы к протестам. В штабах это чувствуют и понимают, что многие люди от них отвернутся в случае призыва к протестам. К тому же призыв к протестам – “просто пошлют на пулеметы, а Андижан уже припоминали”.

  • Вадим Можейко:

Есть или нет у штабов план по площади – вряд ли они будут его озвучивать заранее, иначе есть высокий риск сесть по статье УК.

Какой будет международная реакция?

  • Артем Шрайбман:

Я не предвижу возвращение к 2011 году на европейском треке, если не будет чего-то беспрецедентно брутального. “Планка санкций повысилась для Беларуси: и геополитика, и нежелание 5 лет работы выкидывать в мусорку, и ощущение в Брюсселе, что санкции не работают”. Фон на западном направлении ухудшится, но не так безвозвратно. За год-полтора даже при теперешнем размахе репрессий возможен возврат в нормальный диалог.

Но не исключен и уровень брутальности, после которого западные столицы не смогут промолчать. “Много линий, которые казались нам красными, уже были преодолены”.

  • Алеся Рудник:

Для влияния на международный имидж Беларуси нужно заострить эту проблему в глазах разных стран.

  • Юрий Дракохруст:

Очередной американский танкер с нефтью поплыл после объявления о нерегистрации многих кандидатов, и с того берега не слышны голоса про санкции.

***

Полное видео дискуссии: https://www.youtube.com/watch?v=OiAIdjjf3OY

 

Short title: 
Выборы-2020: освещение в медиа, возможные протесты и международная реакция